Главная » 2018 » Сентябрь » 16 » Россия хочет войти в пятерку ведущих экономик с помощью грандиозных проектов
04:15
Россия хочет войти в пятерку ведущих экономик с помощью грандиозных проектов

Через несколько лет на берегах Волги вырастет промышленный колосс - крупнейший в мире алюминиевый завод, способный производить миллион тонн металла в год. Источником энергии для него будут два атомных реактора.

Этот проект стоимостью в 7 млрд долларов задумала российская компания "Русал", крупнейший в мире производитель алюминия. Ей принадлежат два самых больших из ныне существующих на планете алюминиевых комбинатов: в сибирских городах Братск и Красноярск. Оба комбината, построенные в 1960-1970-е годы, олицетворяли индустриальную мощь Советского Союза. Электричеством их питали две крупнейшие в мире ГЭС. Новый алюминиевый комбинат в Саратовской области станет одним из крупнейших в России индустриальных проектов, каких не бывало с окончания советской эпохи.

Россия вновь мыслит масштабно, и планы "Русала" указывают, что экономическое возрождение страны переходит на новый этап. Резкий экономический спад 1990-х годов, вызванный бурным переходом от коммунистической модели к капитализму, остался в прошлом. ВВП за нынешний год составит около 1200 млрд долларов -в номинальном долларовом исчислении в шесть раз больше, чем в 1999 году. В пересчете на реальную стоимость ВВП наконец-то вернулся к уровню 1990 года - периода, предшествующего распаду СССР.

Рецентрализация политической власти в руках Кремля, осуществляемая в президентство Владимира Путина, тоже в основном завершена. Это можно сказать и о консолидации ресурсов, опирающейся на рекордно высокие цены на нефть. После того как Россия практически обанкротилась, объявив дефолт по внутренней задолженности в 1998 году, она накопила золотовалютные резервы, составляющие без малого 450 млрд долларов.

Это не означает, что Россия - богатая страна: ВВП на душу населения все еще невысок (40% от того же показателя в Португалии). Но в условиях, когда экономика уже восьмой год растет почти на 7% в год, государство и частный бизнес теперь оперируют концепциями, которые еще несколько лет назад казались почти немыслимыми.

Этим летом в Санкт-Петербурге на инвестиционном форуме, организованном правительством, Россия поставила перед собой амбициозную задачу к 2020 году войти в пятерку самых экономически развитых стран мира. По данным за прошлый год, она находится на 9-м месте в мире. Экономисты оценивают задачу как сложную, но вовсе не неосуществимую. На сходном мероприятии на черноморском курорте Сочи в сентябре правительство обнародовало планы инвестировать 1000 млрд долларов на протяжении 10 лет в капитальный ремонт и расширение обветшавшей общественной, промышленной и транспортной инфраструктуры. Это станет одной из самых широкомасштабных в мире (если не считать Китая) подобных программ, причем правительство намеревается привлечь 80% средств в качестве вложений частных инвесторов, в том числе иностранных. В потенциале этот проект может стать "золотой жилой" для транснациональных строительных компаний и инженерных концернов.

На более глубинном уровне оба заявления указывают, что Россия предпринимает одну из традиционных для нее попыток догнать Запад - первая из них относится ко времени Петра Великого. "После нескольких десятилетий недофинансирования Россия до сих пор намного отстает от всех экономически развитых стран в области инфраструктуры, будь то автострады, аэропорты, больницы, медицинское обслуживание, - говорит Ханс-Йорг Рудлофф, президент Barclays Capital, имеющий большой опыт сотрудничества с Россией. - Без инфраструктуры невозможно быть ни экономически развитой державой, ни геополитической силой".

Размах поставленной цели и связанные с ее достижением трудности, возможно, объясняют, почему Путин в октябре дал понять, что намеревается по-прежнему играть важную роль, даже если, как обязывает его российская конституция, в будущем году он сложит с себя президентские полномочия. Парламентские выборы 2 декабря и мартовские президентские выборы знаменуют собой ворота в этот новый этап возрождения России. И потому, пока организации гражданского общества опасаются за состояние слабеющей российской демократии, инвесторы приветствовали заявление Путина, что он возглавит список прокремлевской партии "Единая Россия" на парламентских выборах и, возможно, в будущем году станет премьер-министром, - на их взгляд, это гарантия стабильности.

Однако остаются некоторые сомнения в том, подходит ли путинская модель централизованного, находящегося под руководством государства капитализма для этапа новых инвестиций и экспансии, опорой которого являются динамичность и предпринимательская жилка. Более того, годится ли для руководства таким переходом команда, где преобладают бывшие сотрудники КГБ?

"Опасения вот в чем: это компания агентов тайной полиции, которым подфартило с ценами на нефть и они сумели консолидировать власть. Но эти же агенты теперь собираются реконструировать экономику, а тут и нобелевский лауреат голову сломает", - говорит некий банковский служащий, москвич.

Масштаб задач, касающихся одной только инфраструктуры, ошарашивает своей смелостью. Несмотря на обширность России, общая протяженность местной сети железных дорог вдвое меньше, чем тот же показатель в США, а товарные поезда практически ползут: их средняя скорость составляет 40 км/ч. Протяженность дорог с твердым покрытием составляет менее 0,1% протяженности американских; максимум 5% дорог считаются "качественными", что в России означает хотя бы две полосы и нормальное покрытие.

Триллион долларов на инвестиции в ликвидацию этих проблем, о котором говорит правительство, - это скорее символическая, чем точная сумма. Но более конкретные цифры, которые называются, указывают на размах устремлений.

В послании Путина Федеральному собранию в нынешнем году были изложены планы к 2020 году истратить 480 млрд долларов на расширение сети электростанций. Этот проект прозвали "ГОЭЛРО-2" в честь русской аббревиатуры ленинского плана электрификации страны 1920-х годов. Путин добавил, что за всю советскую эпоху Россия возвела 30 атомных реакторов, а теперь планирует возвести 26 за 12 лет. РЖД планирует к 2030 году потратить 400 млрд долларов на модернизацию и расширению своей транспортной сети; 30 млрд долларов будут вложены в аэропорты.

Деньги текут не только в инфраструктуру. Россия вкладывает 5 млрд долларов в Российскую корпорацию нанотехнологий, призванную дать резкий толчок для развития сектора высоких технологий. В докладе, опубликованном в этом году независимым российским аналитическим центром Институт региональной политики, сообщается, что стоимость планируемых проектов в сферах промышленности и инфраструктуры на период до 2020 года превосходит 400 млрд долларов. При этих вычислениях учитывались лишь проекты с предварительной сметой, превышающей 100 млн долларов.

Если эти капиталовложения будут успешно осуществлены, они смогут преобразить Россию, устранив дефицит электроэнергии и другие препоны, начинающие сдерживать экономический рост. Удастся уменьшить раздробленность экономики, связанную с тем, что советские планировщики строили в Сибири большие города, между которыми нет хороших путей сообщения. Анализируя планируемые инвестиционные проекты, научный сотрудник Carnegie Moscow Center Николай Петров подсчитал, что ядро российских инвестиций сместится из европейской части страны за Уральские горы. В результате возможна новая индустриализация Сибири и российского Дальнего Востока.

Планы капиталовложений также направлены на то, чтобы сократить зависимость России от добычи полезных ископаемых путем развития новых мощностей по обогащению и переработке сырья. Одновременное строительство новых больниц, школ и жилых домов, возможно, наконец-то заставит россиян почувствовать, что богатство страны, нажитое на торговле энергоносителями, перепадает и им.

Но, даже если отвлечься от вопроса, найдутся ли такие деньги, существуют огромные сложности с координацией столь масштабной инвестиционной программы. Во-первых, надо гарантировать, чтобы деньги доходили до проектов, не исчезая в карманах чиновников и посредников. Во-вторых, России следует избежать ошибок других стран с развивающейся рыночной экономикой - например, Мексики, где в 1990-е годы была затеяна программа строительства автострад стоимостью в 15 млрд долларов, которую финансировали частные инвесторы, однако из-за некомпетентного управления проект завяз в отсрочках и превышении бюджета и был реализован лишь в малой мере. В-третьих, нужно осуществлять проекты в соответствии с рыночными законами, причем в местах, где едва ли не самый негостеприимный климат на планете. Это означает, что нужно избежать ошибок советского прошлого, когда громкие проекты можно было протаскивать, не считаясь с их истинной экономической стоимостью и уроном для окружающей среды.

Чтобы довести дело до конца, Россия мобилизует государственных "стражей национальных интересов", взращенных Путиным, - таких, как газовый монополист "Газпром", нефтяной колосс "Роснефть", государственный оператор нефтепроводов "Транснефть" и монопольные "Российские железные дороги". Аналитики предполагают, что будет также оказан нажим на новый слой дружественных Кремлю частных предпринимателей-олигархов, чтобы и они внесли свой вклад. Некоторые из них, создавшие и развившие свои фирмы в 1990-х годах, - например, Олег Дерипаска, владеющий контрольным пакетом "Русала", - стремятся доказать, что способны строить и создавать, а не только скупать по дешевке активы советских времен.

В отличие от Китая, который только за 2004-2006 годы профинансировал и осуществил проекты в области инфраструктуры на 956 млрд долларов преимущественно из внутренних средств, даже богатая нефтью Россия не сможет со всем справиться в одиночку. Однако, возможно, ей будет сложно осуществить свой план по привлечению 80% необходимой суммы в качестве частных инвестиций. Тактика, использованная для возврата стратегических отраслей промышленности под контроль государства, может омрачить эти перспективы.

Аналитик по делам России Карло Галло из Control Risks, консультирующий компании по вопросам инвестиций в эту страну, говорит, что случаи типа нефтегазового проекта "Сахалин-2" создали неблагоприятный прецедент. После того как Royal Dutch Shell была оттеснена "Газпромом" и лишилась контрольного пакета в проекте стоимостью в 22 млрд долларов, некоторые инвесторы, возможно, не захотят становиться партнерами государства в сфере развития инфраструктуры. "Вопрос стоит так: заслуживает ли российское государство как партнер доверия в этих долгосрочных проектах? - поясняет Галло. - Партнерство между государством и частным бизнесом зиждется на доверии, а послужной список правительства на данный момент - далеко не блестящий".

По-видимому, в ответ на такие опасения первый вице-премьер РФ Сергей Иванов сказал на конференции в Сочи, что иностранным инвесторам будут предложены некие дополнительные гарантии при инвестировании в инфраструктуру. О подробностях этих гарантий упомянуто не было.

Высказывается также обеспокоенность - в том числе даже в правительственном аппарате России - что растущая привязка к государственным "стражам национальных интересов" может замедлить развитие бурно растущей экономики. Инвесторы говорят, что существующая модель, возможно, применима для возрождения некоторых капиталоемких отраслей - например, аэрокосмической, судостроительной и атомной промышленности (во всех этих сферах российские власти создают государственные корпорации). Но, когда правительство делится планами государственных корпораций в фармацевтической промышленности, дорожном строительстве и даже рыболовстве, некоторые бьют тревогу.

"Правительство даже не пытается понять, что все это могут делать частные предприниматели. Это путь к нулевому росту российской экономики", - предостерег на недавней конференции Аркадий Дворкович, один из советников Путина.

Критики предостерегают: государственная собственность, особенно в России, означает менее эффективное управление, чем частная. Переход крупной доли нефтяных и газовых активов под контроль государства с 2004 года совпал с резким уменьшением темпов роста добычи. Слухи о том, что государство, вероятно, абсорбирует еще больше компаний энергетического сектора, заставил некоторых частных предпринимателей публично заговорить об опасности. В их числе Владимир Богданов, генеральный директор "Сургутнефтегаза" - нефтяной компании, которая находится в хороших отношениях к Кремлем, - и Вагит Алекперов, глава "Лукойла", занимающего в России первое место по добыче сырой нефти.

В интервью Financial Times один из ведущих российских промышленников Владимир Потанин сказал, что участие государства в любой отрасли экономики неизбежно извращает конкуренцию. "Сужается пространство для частного бизнеса, - говорит Потанин. - Предпринимательские таланты становятся менее востребованными. Поэтому они перемещаются в отрасли, куда не дотянулась рука государства, и, соответственно, целые сектора оказываются потерянными для частной инициативы".

Крис Уифер, возглавляющий отдел стратегического планирования в российской финансовой группе "УралСиб", говорит, что планы России по расходованию средств создают колоссальные возможности для инвесторов, но через год-два могут повлечь за собой политические неурядицы. На новом этапе развития России относительное единство российской политической элиты, которого добился Путин, возможно, будет сложно сохранить.

"Легкий участок пути, когда движителем были 750 млрд долларов, вырученные Россией за нефть и газ в период президентства Путина, закончился, - говорит Уифер. - Теперь они переходят к расходованию денег, и им придется начинать реальные проекты на реальные деньги. Если у нас будут проблемы, то именно в этот период мы их и увидим".

Материал подготовлен при участии Кэтрин Белтон

Просмотров: 7 | Добавил: resuppgraph1977 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0